Маликову Сергею Анисимовичу и Маликову Юрию Сергеевичу посвящается

9 мая 2016

Маликов Сергей Анисимович

Со стороны моей матери Великую Отечественную войну прошли мой дед, Маликов Сергей Анисимович, и его сын, мой дядя, Маликов Юрий Сергеевич. Он погиб на войне, а дед выжил. О том, что с ними было, мне известно по рассказам деда, а также по воспоминаниям бабушки и мамы.

Маликов Сергей Анисимович, 1896 года рождения, уроженец Тульской губернии, крестьянин, что называется, из «крепких хозяев». До революции 1917 года семья, где было несколько сыновей, разводила гусей и уток и возила продавать в Москву. Во время Первой мировой войны дед был призван в РИА (Российскую Императорскую Армию), воевал в конной артиллерии, дослужился до унтер-офицера. Помню его старый царский полковой знак в виде скрещенных стволов орудий и каких-то вензелей, я в детстве долго играл им, впоследствии он пропал. Имел ли дед какие-либо награды, он никогда не говорил. Воевал во время гражданской войны на стороне красных, после окончания войны был направлен на высшие артиллерийские курсы в Петрограде (бывшая царская Михайловская артиллерийская академия). После окончания 1-го курса бросил учебу и ушел в народное хозяйство. Как выяснилось позже, поступил правильно, потому что почти весь курс впоследствии, в 30-е годы, был репрессирован.
Вскоре после начала Великой Отечественной войны, в возрасте 45 лет (самый старший призывной возраст для рядового и сержантского состава) был призван на военную службу и отправлен на фронт.
Осенью 1941 года оказался в печально знаменитом котле под Вязьмой. Видимо, имевшийся военный опыт Первой мировой войны сыграл свою роль, и деду удалось выжить. Несколько недель он вместе с десятком товарищей пробирался к своим, они даже попали в плен, но ненадолго — когда их заперли на ночь в сарае, убили часового и ушли. Дед часто вспоминал мерзлую картошку, которую он, вместе с другими такими же красноармейцами, выкапывал и ел на неубранных полях в октябре 41-го под Москвой. После выхода в расположение Красной Армии дед был отправлен в тыл на переформирование и на фронте уже не воевал, дослуживал войну на Урале, охранял военное производство.
Награжден медалью «За боевые заслуги». Со слов бабушки, эпизод с кратковременным пленом осенью 1941 года аукнулся деду уже после войны, когда его вызвали в Большой Дом (Управление госбезопасности) для беседы. Дед тогда вернулся домой сам не свой, молча лег на кровать и пролежал так несколько часов подряд, отвернувшись к стене. Он так никому и не рассказал, о чем с ним говорили чекисты, однако никаких негативных последствий этот вызов не имел. Дед скончался после 2-х инсультов и паралича в 1971 году.

Маликов Юрий Сергеевич


Дядя. Маликов Юрий Сергеевич.
У деда и бабушки, Зинаиды Николаевны, было 4 детей, 2 сына и 2 дочки. Моя мать, Лиза, 1937 года рождения, была младшей в семье. Старшим был Юрий — мой дядя, 1924 г.р., в честь которого меня и назвали.
К началу войны Юрий еще не успел окончить школу, ему было только 16 лет. Это был крепкий, высокий парень. В июле 1941 он, прибавив себе один год, ушел добровольцем на фронт. Бабушка рассказывала, что Юра фактически сбежал из дома, написав ей уже из действующей армии. Он воевал на Карельском перешейке, в районе Лемболово, в пехоте. Как я теперь понимаю, против финнов.
Погиб в мае 1942, там же и похоронен в братской могиле. Конкретные обстоятельства не известны, «пал смертью храбрых» — все. В семье хранится похоронка на Юрия — как одна из самых ценных семейных реликвий.

Семья, бабушка и трое младших детей, пережили самую тяжелую блокадную зиму 1941 — 1942 годов, в полной мере хлебнув того, что пришлось на долю других жителей города. Летом их по Ладоге вывезли на катере на Большую землю, и до конца войны они находились в эвакуации в г. Ирбит, а затем вернулись в Ленинград.